Недописанная История
без начала и конца
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Недописанная ИсторияПерейти на страницу: 1 | 2 | 3 | 4 | следующуюСледующая »


Пепел догорающих страниц Flaming Rain 



___________
Бесконечный путь сквозь пламя эмоций.
Шепот ветра в листве направит тебя.
Доверься ему, дитя Осени.
Это твой выбор.
Твой путь.

___________


Гори, чтобы светить.(с)


Amaya FR
четверг, 4 октября 2018 г.
История №37 Flaming Rain 08:49:11
Она снова вернулась сюда – на обжигающий босые пятки ледяной песчаный пляж, берега которого облизывало ленивыми накатами волн Мертвое море. Одетая в простую рубаху и мягкие штаны, с заплетенными в косу волосами цвета меди, что уже давно утратили яркий отблеск пламени, рыжая девушка решительным шагом покинула защитную стену деревьев Леса заблудших душ, выйдя на залитое серебряным лунным светом, открытое всем ветрам пространство. Она нашла обходной путь – миновала в этот раз Чащу сомнений без вреда для своей и без того расшатанной на данный момент психики. Сейчас любой внешний или внутренний раздражитель мог обернуться для нее последней каплей, поэтому дабы продержаться до конца, дитя Осени миновала на пути сюда все возможные неприятности. Зачистить Чащу сомнений пока что не представлялось возможным без вреда для своего внутреннего «Я», но в том были свои плюсы, в преимуществе которых ей только предстояло разобраться, а до тех пор...

- Я не думала, что ты так скоро вернешься, - как всегда прозвучавший в голове рокочущий голос заставил Амаю невольно вздрогнуть, но до боли сжав в кулак одну руку – другую поднеся к талисману волка у сердца, она не стала оглядываться в поисках спутника. Он был рядом – это ощущалось даже в загустевшем от напряжения (хоть ножом режь) воздухе. В голосе зверя был ясно различим сарказм, ведь на деле прошло достаточно времени с последнего визита его подопечной на данную территорию, но также девушка услышала в нем ноты удивления: признаться, она сама поразилась тому, что так быстро взяла себя в руки после недавнего «падения в Бездну». И пусть она еще винила себя, а осознание собственной ошибки день и ночь мучило ее ослабленный болезнью разум, для собственного благополучия в будущем Амая решила больше с этим не тянуть.

- Сейчас я могу не отвлекаться на посторонние вещи, - несмотря на дрожь в хрупком теле, вызванную порывистым северным ветром, медноволосая продолжила свой путь, не останавливаясь до тех пор, пока карим глазам не предстала уже знакомая картина разрушенных обломков когда-то величественной стены Отчуждения, которую она сама когда-то здесь воздвигла.

- Времени у меня предостаточно.

Рыжая, усеянная нитями серебра по всей густой шкуре самка – не то волчица, не то собака дикая, вышла к девушке из-за полуразрушенного фундамента громоздкого когда-то сооружения, остановившись от нее на расстоянии двух широких прыжков. Недавняя серость внимательных очей вспыхнула алой и синей искрой в тот момент, когда яркий разноцветный взгляд встретился с широко распахнутыми глазами человека, в которых разом отразился шок и непонимание происходящего.

- Ты все еще сама того не ведая колдуешь с образами в своей голове, из-за них я постоянно меняюсь, но на это не стоит обращать большого внимания, ведь суть от того, что ты видишь перед собой не изменится никогда.

Серебристо-рыжая качнула пушистым хвостом делая несколько шагов в сторону Амаи, отчего та отступила было назад, тем не менее, заставив себя вернуться на прежнее место. В последнее время ее внутренний страж редко, когда бывала в хорошем расположении духа, и за это медноволосая не могла ее винить, но все же стоя в данный миг перед матерой хищницей, девушка испытывала безотчетный страх, задавая про себя вполне уместный вопрос: кого же я создала? И как мне совладать с этим?

Полукровка же приблизилась почти вплотную, чуть оголив крепкие клыки в ухмылке.

- Назови мое имя, дитя Осени, - велела она, неприемля на этот раз отказа.

- Дождь… - пролепетала Амая, борясь с подступившей к горлу тошнотой: атмосфера на пляже становилась для нее невыносимой. Ментальная сила зверя придавливала к земле тяжелой дланью, отчего, не выдержав, она опустилась на колени, упершись руками в холодный песок.

- Громко и отчетливо, - в голосе разноглазой раздались повелительные ноты. – Еще раз!

- Ты – Пламенный Дождь! – выкрикнула медноволосая в чистое минуту назад, но сейчас затягивающееся темными тучами небо. Мир погрузился во мрак, в котором единственным источником света были лишь холодные жгуче-рубиновый и льдисто-сапфировый глаза на обезображенной оскалом морде зверя.

- Все верно, - одобрила страж, лукаво прищурив разноцветные очи. – Помнится, именно ты говорила, что Осень может резонировать между холодом и теплом, и что это твой путь, так омойся же этой своей внутренней силой, что даровали тебе небеса! – тяжелый воздух прорезал звонкий вой, и словно в ответ на него безмолвная вспышка молнии, сверкнув в вышине, разорвала пелену темной ночи, пролив на землю сильный поток воды.

Амая закричала, обхватив себя двумя руками: лившийся из хмурых туч дождь был нестерпимо горячим, оставляя на нежной коже крошечные следы ожогов, которые болезненно жглись, разрывая тонкий слой человеческой плоти. Она не знала сколько это длилось, сцепив зубы терпела до конца, потому как понимала, что заслужила такое наказание – слишком долго пыталась убежать от самой себя. Затем постепенно горячий воздух начал холодеть, а капли льющиеся с неба, обрели терпимую температуру. Дитя Осени медленно выпрямилась, как во сне подставив лицо спасительной после нестерпимой муки живой воде, которая даже незначительными брызгами, казалось, исцеляла измученную душу.

Вымокшая до нитки рядом хищница, внимательно наблюдавшая за ней, с интересом склонила чуть набок лобастую голову.

- Теперь ты чувствуешь это? – негромко спросила она, видя, как под прохладным дождем затягиваются образовавшиеся на коже ранки.

- В тебе всегда будут жить две противоположности – льда и пламени, и они главным образом будут вершить твою судьбу, если ты не поймешь как отыскать поддерживающий обе стороны свет между ними. В этом твоя суть. Поэтому ты выбрала Осень.

- Нет, - так же тихо ответила ей Амая, с трудом поднявшись на ноги. – Поэтому Осень выбрала меня, - страж одобрительно кивнул своей подопечной, подняв ало-синий взгляд на черные тучи над своей головой.

- Это только начало, дитя Осени, - произнесла полукровка уже в голове медноволосой. – Тебе предстоит пройти тяжелый путь сквозь Мертвое море. И видят Боги, это будет непросто, - обернувшись к неспокойной глади морской воды, серебристо-рыжая наблюдала за тем, как на глазах появляется опасная тропа - волны послушные некой силе, расступились образуя проход, а провалившийся куда-то под землю песок, открыл ведущие вниз ступени из черного камня.

- Но мы спустимся вниз вместе, - тихо ответила Амая, положив мелко дрожащую ледяную руку на вздыбившуюся холку зверя. – И вместе пройдем этот путь, чтобы избавиться от прочего мусора на наших землях. Для этого я пришла, и уйду теперь только добившись своей цели.

Ответом ей был грудной рокот Пламенного дождя, которая наконец, спустя годы увидела в своей подопечной истинную создательницу, подарившую ей жизнь и смысл существования.

Этот путь они были обязаны пройти вместе.

Никто из внешнего мира не мог оказать им поддержку.
вторник, 2 октября 2018 г.
Flaming Rain 09:32:48
Запись только для меня.
пятница, 24 августа 2018 г.
История №36 Flaming Rain 10:06:08
«- Ты хочешь говорить со мной, так найди меня».

Она знала, что это случится рано или поздно.

Она чувствовала эту потребность в себе уже долгое время, но терпела, скрипя зубами повторяя про себя как мантру: «- Я не готова, не готова, не готова…», и кажется, время, наконец, пришло.

«- К этому невозможно подготовиться, дитя, ты либо идёшь, либо стоишь на месте. Третьего, увы, не дано», - голос внутри, проникая в подкорки сознания насмешливо ободрял, словно хотел, чтобы девушка поступила как нужно, но не верил в её решительность. Амая не могла винить его, ведь это она всё время топчется на месте, тогда как кошмары прошлого уже здесь, на её пороге, обманчиво ласково сковывают светлую душу паутиной тьмы.

Порывистый ветер зло и яростно бил в грудь, норовя сбить с ног; он налетал на медленно бредущую сквозь чащу девушку снова и снова, а она даже не защищалась, сжимая в руке свой талисман на шее и шепча губами неслышные слова. Это был всё тот же Осенний Лес, вот только деревья здесь росли гуще, а их золотые кроны полностью скрывали от глаз хмурое небо; где-то высоко предупреждающими раскатами гремел гром. Проникая в голову, он закладывал уши, заглушая все звуки и возможные голоса, заключая свою пленницу в плотный кокон тишины. Лишь по незаметному шевелению кустов рядом можно было понять, что в этой тёмной части золотого Леса живут некие живые существа, которые, высовывая из оных свои маленькие уродливые мордочки, безмолвно щерили клыкастые пасти вслед рыжеволосой.

Так в полной тишине почти вслепую, Амая добралась до границы Темнолесья, ступив за которую вновь получила способность слышать, рвано выдохнув от облегчения. Она дала зарок себе не оглядываться назад, ступая босыми поцарапанными ногами на охлаждённый песчаный берег. Голос грома остался у неё за спиной, но его все ещё можно было услышать; злой ветер всё так же свирепо налетал на неё, заставляя замедлить и без того мелкий шаг.

Она не знала сколько прошло времени, но чувствовала, что уже близка к своей цели. Кожа её покрылась противными мурашками. Здесь на берегу обманчиво спокойной черной морской пучины, куда никогда ранее не спускалась рыжеволосая было значительно холоднее, и с каждым новым шагом, казалось, градус понижался, отчего с какого-то момента горячий пар начал вылетать белёсыми облачками из её рта. И то было по-настоящему странно, потому как совсем рядом с ней на расстоянии нескольких метров стоял до боли знакомый и приветливый Осенний Лес: та часть его, которая могла защитить от злого ветра и призраков прошлого, которые, она знала, обитали на этом самом холодном берегу.

Миновав теплую полосу своего убежища по левую сторону от кромки воды, Амая прошла также тот самый песчаный обрыв, оказавшийся сейчас у неё над головой: на нём она бывала очень часто, но впервые спустилась вниз. Сверкающие молнии над темным неприветливым морем не имели ожидаемого звукового сопровождения, которое предпочло продолжать греметь над тёмной частью Леса. Впрочем, это могло быть её собственное восприятие, ведь она прошла Темнолесье под куполом громовой защиты, чтобы не слышать мерзких шепотков, живущих там страхов и сомнений, которых пока что не была в силах истребить и выгнать из своих владений.

Между тем, песчаный берег стал больно обжигать льдом пятки, создавая невольное ощущение хождению по раскалённым углям. Рыжеволосая не подходила близко к воде, все время держа дистанцию: она знала, как холодны эти обманчивые воды, равно как и то, что они сейчас вполне способны убить её. Не имевший физической оболочки страх засел в груди тугим комом; обосновался где-то меж ребер, частично перекрывая кислород, отчего дышала девушка шумно и отрывисто. Ей всё сложнее было переставлять ноги. Ещё немного и она просто бы замерзла на этом треклятом морском берегу, но впереди показались покрытые инеем обломки какого-то сооружения. Тут и там валялись каменные глыбы, укрытые замерзшей хрустящей листвой. Эти листья вздымал в воздух ветер, бросая их в лицо девушки с такой силой, что они царапали кожу острыми льдинками. Амая с трудом узнавала в этих руинах когда-то построенную ей самой высокую прочную
стену. Так она могла обезопасить себя от внешнего холода, неизменно витающего над Ледяным Морем, ибо он подпитывал призраков, проникая даже в Тёмный Лес, частично даруя силы обитавшим там тварям, которые боялись соваться за границу своего жуткого убежища, подтачивая силы Осени изнутри.

Защитная стена давно пала, рыжеволосая знала это, но лишь сейчас набралась смелости увидеть руины собственными глазами. Всё на этом берегу казалось ей тусклым и серым; даже листья, казавшиеся мёртвыми, так как утратили свой яркий цвет. Остановившись в центре разрушений, Амая, все ещё сжимая в кулаке волчью голову, оглянулась по сторонам.

- У тебя все же хватило смелости, поздравляю, - небольшой матёрый зверь соткался перед ней из ледяного воздуха, но от его искрящейся золотом и огнём шерсти исходил такой жар, что продрогшей до самого нутра девушки захотелось тотчас утонуть в теплом мехе Пламенного Дождя, однако видя предупреждение в сверкающих холодным серебром глазах, она осталась на месте, сдержав эмоциональный порыв.

- Значит, ты всё время была здесь? – после долгого молчания голос казался слишком хриплым, чужим. Обветренные губы болели.

- В то время пока ты пряталась в защищённой от морских ветров чаще, я держала оборону здесь, - рокочущий голос не обвинял, просто отвечал на заданный вопрос.

- Ты была права, я никогда не буду готова. Эту стену не отстроить заново, - Амая чувствовала растущее в груди отчаяние. – Уцелей хотя бы её часть, я бы могла что-то сделать, но здесь одни обломки.

- Твой страх питает этот Ветер, а он в свою очередь даёт силы Порождениям Тьмы. Я могу лишь не подпускать их близко к Лесу, но ты можешь найти в себе силы закончить всё это.

- Не могу, - из глаз девушки брызнули слёзы. – Я не такая сильная, как ты думаешь. Я слабая, просто всегда делала вид, подражала кому-то, обманывала себя и всех вокруг. Я даже не достойна носить этот кулон!

- Тогда почему он сейчас на тебе? – в отличие от человека зверь был абсолютно спокоен. – И он больше не рвётся на твоей шее. Почему всё так?

- Я… я не знаю.

- Зато знаю я. Ты внушила себе силу посредством игры. Пробудила и вырастила то, чего в самом начале в тебе, возможно, не было. Ты сама выбрала свой путь, и у тебя достаточно сокрытого в тебе упорства, чтобы выстоять, но ты боишься. Боишься снова остаться одна. И это не относится к вашему разрыву с тем человеком. Ты боишься иного, Амая. Поэтому недавно не могла унять слёзы после того сна. Сколько бы все ни отрицали, тот след в твоём прошлом, обладает сильным пагубным воздействием. И ты боишься вернуться. Боишься, что всё повторится, потому как в глубине души своей знаешь, что не слишком изменилась внутри. Твоя суть осталась той же, Солнечная. Только теперь ты лишилась всякой защиты. И тебе придётся самой идти против этого Ветра, в том случае, если стена снова не будет отстроена твоей силой воли.

В глубине серебристых глаз вспыхнул и погас мягкий свет. Полукровка подошла к дрожащей на берегу девушке, позволив той опуститься на колени, чтобы обвить собственную шею руками и прижаться к пушистой шерсти, впитывая необходимое для жизни тепло. Поток горьких слёз вскипел в карих глазах и пролился на рыжую шкуру. Амая плакала столь искренне, как не ревела очень давно. С этими слезами тело покидало отчаяние, но полностью избавиться от него ей, конечно, не удалось таким тривиальным способом.

- Ты уже нашла в себе Осень, дитя, и приставила к ней Стража, который будет стоять пока в нём есть силы бороться, но главное – зависит от тебя. Станешь ли ты строить новую стену, или же найдешь иной пути решения этой проблемы. Главное, не бойся, ведь ты никогда не будешь одна. Прошлое всего лишь призрак. Он не властен над твоим будущим. Запомни это.
воскресенье, 19 августа 2018 г.
Flaming Rain 16:26:56
Запись только для некоторых пользователей.
пятница, 27 октября 2017 г.
История №35 Flaming Rain 12:53:13
Мелкий, но пушистый снежок мягко падал на рыжие волосы девушки, медленно тая, скатываясь по прядям вниз каплями воды. Она шла по обочине дороги навстречу быстро проезжающим мимо машинам. Пальцы, нос и уши успели замерзнуть, однако это не служило причиной, чтобы ускорить шаг и как можно быстрее попасть в тепло родных стен. Ей было плевать на то, что она проехала свою остановку, почему, собственно, и пришлось покрывать лишний километр пути, рыжеволосая шла, полной грудью вдыхая холодный воздух, пропуская его через себя. Никто не мог знать, что девушка так сильно соскучится по первому снегу – вестнику приближающейся зимы.

Конечно, до белых сверкающих на солнце полян и глубоких сугробов еще было очень далеко. Этот снег выпал, чтобы вскоре растаять на теплой земле: то была холодная осень. Белые островки на грязных, утративших яркий цвет листьях. Лишь та листва, оставшаяся на деревьях, могла немного радовать глаз, но итог был один – рано или поздно вниз упадет и она, тогда ветви станут голыми, и лишь снежное одеяние будет в силах украсить их. Думая об этом, Амае становилось чуточку грустно, но грусть ее была светлой, а потому не задержалась в улыбке надолго. Рыжеволосая не спешила домой, хотя кончики пальцев начинало знакомо покалывать, ей еще секунду нужно было остаться на холоде, чтобы внести окончательную ясность в те мысли, которые занимали ее голову всю последнюю неделю.

Сделав глубокий вздох, взвесив все «за» и «против», она, наконец, призналась себе в том, как сильно претило ей потихоньку осознавать свое одомашнивание и очеловечивание. Дикий звереныш, который некогда пытался укусить едва ли не каждую протянутую в свою сторону руку, теперь с радостью встречал вечером своего человека, который в свою очередь приручил и окружил заботой, вниманием, и теплом. Нельзя сказать, что это было плохо, просто сперва, девушка банально привыкала к новому проявлению своего «я», потом приняла его, хотя хорошо знакомое и привычное чувство подозрительности, рожденное когда-то одиночеством, долгое время не отпускало ее. И, кажется, что его отголосок уже не искоренить – так глубоко засел этот осколок за время, пока она была одна. Это уже было делом привычки – подозревать всех и каждого, впрочем, девушка умело держала себя в руках, дабы не афишировать сей факт налево и направо.

Амая не считала сей анализ вспышкой озарения, она просто раскладывала по полочкам то, что было в ней всегда, но теперь сливалось с чем-то новым. Она раз за разом спрашивала себя о том, что ее так сильно изменило, и будто бы, наконец, отыскала верный ответ. Дело было даже не в душе, которую она раньше тщательно скрывала, а теперь утратив осторожность обнажила. И отнюдь не излишняя мягкотелость так изменила ее. С самого детства девушка была упрямой врединой, об этом не уставали твердить все родственники и близкие друзья. Ей всегда хватало упрямства сказать нет, а если и промолчать, то все равно поступить по-своему. Именно благодаря этим качествам, она бесстрашно сорвалась в неизвестность, хотя не представляла, как будет жить вдали от дома в чужом городе. Но прошло время, и теперь этот город стал ей родным, следовательно, рыжая своего добилась, все было не зря.

И что теперь? Она больше не волк, не дикий зверь, пусть не до конца еще утратила свою индивидуальность. Скорее больше полукровка, которая разрывается от желания вернуться к старой жизни и страха, потерять то, что у нее сейчас есть. Именно страх заставляет ее быть преданной и послушной собакой, какой она себя видит последние полгода. Девушка это осознает и принимает, ведь так есть в действительности. Ей было страшно, и она старалась всем понравиться, виляла хвостом, чтобы всем угодить. Этот страх тоже въелся в кровь и в плоть, но как бы это ни казалось не правильным ей сейчас, каждый раз закрывая глаза, всем нутром своим она обращалась к той вредной, упрямой и эгоистичной натуре, которая позволила ей выжить в юности, оставшись собой. Страх был с ней, он никуда не делся, тем не менее, сейчас его можно было отодвинуть на задний план, сделать этаким фоном, который так или иначе будет напоминать о себе – этого не избежать.

И все-таки, еще чуть-чуть, и пройдет год, с тех пор, как человек начал завоевывать и приручать ее, порождая в смятенной новым чувством душе страх неизбежной потери. Амая боится, но все еще хранит частицу себя, и эта часть в нем не растворится. Поэтому, как смешно бы ни звучало, она красит волосы в рыжий цвет. Поэтому носит на шее оскаленную волчью пасть, хотя уже не раз замечала тот факт, что людям вокруг ее талисман не нравится. В ее жилах еще кипит прежнее упрямство, и она хочет верить, что человек, с которым она решила идти по жизни рядом, принимает ее такой: странной, непостоянной, упрямой, вредной, порой эгоистичной, но счастливой и солнечной рядом с ним. Все же глупо отрицать, он ее такой сделал. Рядом с ним она начинает любить себя, однако даже будучи, благодарной ему за эти сильные чувства, Амая не может себе позволить окончательно потерять то, что ее спасало до знакомства с ним. Поэтому она приняла решение больше не бояться чужих слов и мнений. Отныне она будет стараться слушать себя, а не тех, кто знает, как будет для нее лучше. Это ее жизнь, ее подводные камни и ошибки. К тому же, с ней рядом есть человек, который хоть и меняет ее в каких-то аспектах, но любит и принимает в ней эту самую полукровку, которая иногда с тоской смотрит в лес, но остается рядом, тепло и преданно глядя в родные голубые глаза.
среда, 25 октября 2017 г.
История №34 Flaming Rain 14:12:35
Рыжая шерсть, отливающая не то медью, не то золотом на солнце; льдисто-голубые или теплые янтарные глаза. Лишь рассудительность и стойкость третьего «осколка» всегда оставались неизменными, если подумать. Да, эти качества порой подвергались сомнениям и мной и другими людьми, знакомыми с природой моей сути, однако они были, есть и будут фундаментом, который поможет бороться с сомнениями и, не оглядываясь, шагать вперед. Никто ведь не говорил, что будет просто, а пронести себя – свою душу сквозь годы, по факту дело не из простых.
Так о чем это я? Ах да…

***

Пока рыжеволосая девушка, завернувшись в одеяло во мраке комнаты, гипнотизировала карим взором монитор ноутбука, внутри нее холодный, но тем и освежающий ветер срывал с деревьев яркие сухие листья, разбрасывая их по всему лесу. Закрыв глаза, она могла представить танцующий полет каждого такого листка, увидеть почти воочию, как он медленно кружась в воздухе, падает на землю, уже готовый уснуть под снежным шлейфом приближающейся с каждым днем матушки-зимы. На осенней поляне еще стояла золотая пора, но было видно, что в этот раз листья облетят с концами, а значит, в предстоящую морозную пору дух-зверь девушки останется без укрытия. Как не странно, ее это ничуть не пугало. Казалось, она даже по-своему рада наблюдать уничтожение собственного убежища. Она могла бы его сохранить, но тогда пришлось бы перебарывать себя, когда вдруг захочется спрятаться. На сей раз Амая решила рубануть с плеча. Предстоящую зиму рыжеволосая решилась пережить без возможности бегства от собственных проблем. А все потому, что окружающий мир снова начал на нее давить, а так, что иногда девушка чувствовала, что еще чуть-чуть, и задохнется.

***

Меня снова хотят прогнуть под себя. Это как в песне, вот, правда. «Не стоит прогибаться под изменчивый мир…», сдается мне, к людям это тоже относится. Нет, я вовсе не устала, хотя бы потому, что даже не пыталась бороться до этого времени. Наверное, мне реально нужно съездить в Новосибирк, дабы вспомнить не сам факт моего переезда оттуда, и не чувство обиды, что стало своего рода катализатором. Я должна вспомнить ту себя и то чувство, которое наполняло меня, заставляя даже тогда бороться за свою индивидуальность. Пускай родные ее не понимали и не желали принять, перед собой мне не в чем было тогда стыдиться. А сейчас я раскисла совсем. Ослабила все, что только можно ослабить. Одомашнилась и стала больше человеком, каким раньше никогда не была. Не в физическом плане, конечно, ибо это большая глупость. Мне говорят, мол, ты изменилась. И они имеют в виду отнюдь не внешность, я знаю это. Раньше, когда мое восприятие мира просеивалось через осколки, которое я сама себе выдумала и разграничила эмоции, я не была подвержена стадному инстинкту быть как все, а теперь я чувствую, как это меня меняет. И если раньше у меня была порывистость и даже злость, чтобы отстаивать свое «я», сейчас это больше похоже на вялое брыкание полностью домашнего зверя, который если огрызается, то лишь для острастки. Это на самом деле бесит. Поэтому я не могу представить прежнюю себя даже в шкуре ролевого волка, хотя в ней я, к слову сказать, провела большую часть юности. Как все-таки звучит-то! Но я не о том…

***

Этот лес порождал многих живых существ, все они становились неотъемлемой его частью, и оставались в нем даже когда исчезали без следа. Амая помнила каждого и хранила память о нем, но каждый раз, когда внутри образовывалась пустота, а призвать прежних стражей не хватало сил, она рождала новый образ, который всегда брал что-то от старого. Это могло быть и эволюцией, ведь ее жизнь не стояла на месте, протекая песком сквозь пальцы, и в то же время деградацией – сама она толком не могла разобраться, но разные стражи Осени обычно всегда претерпевали больше внешние изменения, чем внутренние, что никто не мог объяснить. Просто так было и в какой-то момент, еще во времена «осколков» рыжеволосая девушка приняла в себе эту черту непостоянства.
Золотая поляна безжалостно жухла и облетала, лес уже долгое время оставался пустым, но где-то глубоко внутри нее все еще жил образ хищника, и он, она чувствовала, вот-вот готов был родиться, чтобы воплотиться сперва, во снах, как это обычно бывало, затем поселиться в душе, закрепив там свой собственный особый статус.
Далекий, смутно маячивший на горизонте образ среднего хищника уже имел яркие сверкающие во тьме разные глаза: льдисто-голубой и медово-золотистый. Они остались неизменными. Как телосложение поджарого хищника. Он был больше койота или лисы, даже напоминал волка, но пока что Амая не могла сказать наверняка. Это были все те же «осколки» в едином облике, скрытым пеленой тумана и темноты. Глядя на него девушка чувствовала подъем сил, но еще она понимала, что не стоит спешить идти к нему навстречу. Всему свое время. Она же очень давно решила, что не будет торопиться. И все же ей было ужасно интересно узнать своего нового стража. Мог он быть той волчицей, претерпевшей очередную трансформацию, а если нет, как много осталось в ней от прошлых образов, которые оставили в душе неизгладимый след? Эти вопросы мучали рыжеволосую, но она твердо решила дождаться. Ей снова хотелось бороться за себя, за свои мечты стремления и желания, хоть она и знала, что осуждения не избежать.

***

К чему я все веду? Мое «я» зверя настолько глубоко пустило корни, что эту привычку закрывать глаза и представлять образы уже во мне не искоренить. Это я осознаю отчетливо, и наверное, когда-нибудь, я остановлюсь на одном, который больше не исчезнет, оставив меня на очень долгое время. Мне претит отвергать себя ради других. Я знаю, кто меня примет, а кто отвергнет и отвернется, если я поделюсь. Другие даже посеются над детской глупостью. Я все это прекрасно знаю, но все-таки не хочу терять эту способность обращаться к себе, чтобы принять решение или выбрать дальнейший путь. В этом по сути и есть настоящая я, которая не скрывается под чужими ролями, которые кто-то создал когда-то давно. Это все же моя история, и мне ее писать. Но сейчас я буду действовать на этой тропе очень осторожно, ведь как ни печально, мою решимость так легко спугнуть. Тем не менее, я осознаю это и принимаю в себе трусость, а это может стать моим первым шагом к себе.
Каждый раз, когда я думаю, что нашла и это оно, образ рассеивается, поэтому пусть все идет постепенно, а я шаг за шагом пройду этот путь, чтобы сохранить себя.

***

Замерший во тьме зверь, сверкая холодными глазами, молча наблюдал за тем, как убежище осенней девочки неотвратимо отходит к продолжительному сну. Блеснувший оскал на морде свидетельствовал о каком-то чувстве. Это было похоже на некое мрачное торжество. Уверенно шагнув в густой туман, отделявший его от освещенного лунным светом замершего в ожидании леса, темный силуэт начал свой путь навстречу рыжеволосой девушке.
понедельник, 14 августа 2017 г.
История №33 Flaming Rain 19:09:50
Пустые звериные тропы.

Тихий молчаливый лес.

Сколько это продолжалось?

Амая не могла сказать наверняка. Сейчас она уже банально бы не вспомнила, сколько времени провела наедине с собой в активном поиске без цели. Для неё это стало своего рода ритуалом: пройти босыми ногами старыми звериными тропами, по которым уже давно никто не ходил. Казалось бы, в её жизни все наладилось, она, наконец, стала человеком - девушкой, которую в ней хотели видеть близкие люди, однако глубоко внутри ей до сих пор чего-то не хватало. Это было сложно объяснить словами. Это не ощущалось как сосущая пустота внутри, которая когда-то медленно убивала. Это было иное чувство. Без него можно было вполне нормально жить, и кто бы что ни говорил, она пыталась, вот только…

Всё не могло быть так просто.

Иначе, какой тогда смысл?

Амая была бы уже не та.

В действительности, она не так уж сильно изменилась: возможно, стала мягче и терпимее ко всему внешнему миру, и в первую очередь к самой себе, однако неприятное чувство потери чего-то крайне для неё важного не исчезло. Наоборот, оно с каждым днём набирало силу, тревожило, казалось бы, на пустом месте, вынуждая снова и снова погружаться в себя, падая в самоанализ, что неизменно приводил к бессмысленному поиску неизвестно чего.

Что же она искала на самом деле?

Или вернее будет спросить – кого?

Конечно, привычка – вторая натура, но признаться, привязанность к созданному на дне собственного сознания образу, иногда пугала её саму. Амая не смогла бы объяснить так, чтобы другие правильно поняли. Дело было даже не в том, что ей не хватило бы слов. Нет. В своей голове девушка много раз прокручивала этот странный диалог с разными людьми, каждый раз представляя на месте собеседника кого-то из своего близкого окружения, и каждый такой раз она приходила к выводу, что разговор подобного рода не поможет ей заставить их понять эту в некоем роде одержимость.

Потому что те игры собственного воображения, к которым она давно привыкла, и которые, стали частью её повседневности не могли быть нормальными в самом простом значении данного слова. Поэтому она не просила их понять то, что порой до конца не понимала сама. Это было бы с её стороны не честным поступком. Да и не искала она в их глазах понимания. Уже очень давно. Научившись полагаться на себя, она более в нём не нуждалась.

***

Золотой лес стоял особняком, будто огороженный от остального мира. С течением времени он не утратил своего осеннего убора, как прежде радуя глаз яркими переливающимися красками: от жёлтого до алого, и обратно. Таким же красочным было закатное небо над ним: казалось, небесный купол стал размытым отражением леса, копируя и вбирая в себя все его оттенки.

Это место было волшебным. Оно становилось укрытием рыжеволосой девочки, стоило той расслабиться и закрыть глаза: краски осени взрывались в темноте, заполняя её, изгоняя, наполняя душу редкими, но очень тёплыми лучами ещё не зимнего солнца. Это было её время года. Здесь она радовалась даже колючему и холодному дождю, что обрушивался на золотой лес, стоило солнцу скрыться за горизонтом. Амая была вовсе не против таких резких перемен, вот только, сколько бы она ни бродила, ни искала, лес оставался тихим и пустым.

Знакомые, заросшие травой тропы, вывели её на окраину. Расступившись, старые деревья явили карему взору отвесные скалы и глубокий обрыв, на дне которого шумела бурная река. Девушка не боялась. Она часто бывала здесь, позволяя мысли стремительной птицей улетать далеко вперёд. Ей нравилось жить одним сегодняшним днём, но о некоторых вещах думать все же приходилось

Рыжая не боялась упасть вниз, но в то же время она очень страшилась своего будущего.

"Какой смысл в том, чтобы отречься от себя в пользу человека, которым тебя все так хотят видеть?"

Амая снова и снова задавала себе этот вопрос, чувствуя, как её разрывает двойственность приходящего откуда-то издалека ответа. Его ей словно тихо нашёптывал шуршащий листвой ветер. Он ласково растрепал длинные пряди, коснувшись невидимой дланью кожи под лёгкой одеждой. Шепнул то, что она уже для себя осознала, и улетел прочь, собирая шлейфом хрустящий листопад.

Девушка чувствовала, что сегодня ей удастся разбить тишину. Поэтому она задержалась в лесу так надолго. Боясь спугнуть возможную осторожную собеседницу, она, не оборачиваясь, смотрела вдаль, прислушиваясь к каждому шороху позади себя. Закатный зверь появился за спиной бесшумно, но его присутствие поблизости отозвалось в ней слабым электрическим разрядом, что пробежал вверх по позвоночнику к рукам, угаснув на кончиках пальцев. Медленно поднявшись на ноги, рыжеволосая девочка так же медленно повернулась, встретившись взглядом с холодными осенними глазами, давно утратившими синий оттенок на по-звериному хищном лице. Жёлтые глаза молча осуждали. Никто не смел нарушить повисшую в воздухе предгрозовую тишину. Спустя минуту Амая покорно кивнула, признавая свою вину, на что девушка-койот лишь презрительно фыркнула.

Она ушла так же бесшумно, не успела её подопечная глазом моргнуть. Девушка не стала звать хищницу снова. Знала, что она не придёт. Воздух пах приближающейся ночной грозой, что так редко случались в золотом лесу. Оставаться на его землях дольше не имело более смысла. Рыжая увидела ответ в янтарных глазах, и пусть сейчас Страж её порицала, они знали, что придёт время, когда обе стороны одной личности – человек и зверь снова встанут на одну сторону, а пока что ей придётся самостоятельно преодолеть тяготы жизненного пути, доказав, что она достойна поддержки сильной стороны своего внутреннего «я».

До тех пор девушка-зверь будет молча наблюдать за её прогрессом.

Когда придёт время, она снова выйдет в свет.

И тогда в карих глазах, наконец, вспыхнут золотые искры.
пятница, 16 июня 2017 г.
История №32 Flaming Rain 14:50:50

Маленькая растрепанная босоногая девочка мелкими шажками осторожно пробиралась к темному зеву скрытой в листве деревьев каменной пещере. Высокое летнее солнце безжалостно нагревало незащищенную панамой макушку, отчего перед глазами то и дело начинали плясать чёрные пятна. Ветер тихонько колыхал траву под её ногами, обдувая сухим и горячим воздухом усталое лицо: потрескавшиеся губы были слегка приоткрыты, на дне темно-карих глаз плескалось ещё не отчаяние, но уже горькая обида сродни разочарованию, которое по-хорошему бы стоило тотчас прогнать, но сил на борьбу с ним было взять негде.

Она искала защиты и помощи, она давно перестала казаться себе взрослой и самостоятельной. Девочка чувствовала, что с каждым днем теряет что-то очень важное, она знала, что внутри неё, там где когда-то что-то было сейчас зияет чёрная пустота. Её нужно было заполнить, и она понимала, что помочь ей в этом может лишь одно существо. Она искала ту, кого уже давно не видела на дне своего сознания. Ей казалось, что стоит лишь разбудить уснувшего зверя, как все наладится и пойдёт как тогда, когда голос внутри звучал отчётливо и громко. Жизнь во внутренней тишине и во внешнем непрерывном шуме начинала по-настоящему пугать её.

В пещере было темно, но зато прохладно. Дитя Осени с наслаждением вдохнула полной грудью, пропустив через лёгкие сырой тяжёлый воздух. Где-то в глубине пещеры мерно капала вода, звук капель отражался от стен гулким эхом. Ступив на холодный каменный пол, девочка поежилась, продолжив свой долгий путь уже чуточку бодрее - благодушно сказывалась царившая в пещере прохлада. Дышать стало легче.

Она совсем недолго плутала по лабиринту коридоров, отыскав, в конце концов, сухой и тёплый закуток, где крепко спал золотисто-рыжий хищник. На мгновение девочка замерла, по-детски трогательно разглядывая своего Стража. Ей даже было жаль его будить, ведь она как никто другой знала сколько откровенного дерьмо ему пришлось пережить из-за неё, и всё-таки человек в очередной раз нуждался в фантомной силе зверя своего подсознания, который с течением лет стал для неё реальней самого внешнего мира.

Дитя Осени подошла совсем близко, прислушиваясь к спокойному дыханию рыжего хищника, бывавшему в шкуре волка, койота и даже на короткое мгновение - лисы, она протянула руку чтобы дотронуться до него, но пальцы неожиданно схватили пустоту, по контуру спящего словно по водной глади прошла едва заметная рябь. Страж крепко спал не в этом, не в её мире, и разбудить его не представлялось возможным. Тогда-то она поняла почему внутри так пусто. Рухнув рядом с фантомом на колени, девочка будто сломалась, прижав ладони к холодному камню. Она не плакала хотя так хотелось, к ней внезапно пришло откровение того, что в этот раз выпутываться из вязкого болота, в которое она сама себя загнала придётся собственными силами. Ей претило просить помощи, чтобы другие решили обрушившиеся на голову проблемы, хотя положа руку на сердце, она бы этого хотела, признав сей факт где-то глубоко в душе.
Русоволосая не знала сколько просидела в пещере, но когда она вышла на свет, солнце уже садилось на горизонте, окрашивая небо в алые и золотые тона. Это был её цвет, её оттенки Осени. Закат не был для неё концом, он знаменовал начало. Нужно было только на него решиться, ибо путь перед ней был открыт. Лишь начав дорогу самостоятельно, уже не девочка, а повзрослевшая за время пребывания в пещере темно-русая девушка могла надеяться на то, чтобы вернуть своего внутреннего зверя, примерив его в будущем с человеком, которого до сих пор не приняла в себе до конца.
среда, 12 апреля 2017 г.
Поражение на старом поле брани Flaming Rain 19:34:18
___________

Рыже-серая зверюга осуждающе и недовольно наблюдала за тем, как девушка в очередной раз поднимает белый флаг, опуская виновато голову. Койот не вмешивалась, лишь повернув в ее сторону морду, глядя будто даже лениво через плечо, опасно сверкала сапфировым глазом. Амая не смотрела на нее, но знала, что холка зверя стоит дыбом, а сам он готов напасть в любой момент. Страж Заката понимала сложившуюся ситуацию, но это не мешало ей показывать свое отношение к оной. В этот раз она позволила девочке-осени взять на себя вину, которой за ними не было, однако весь ее вид предупреждал о том, что когда-нибудь запас терпения закончится. Девушка чувствовала, когда это время настанет, ей будет не по силам удержать клыкастого хищника от поступков, что могут неприятно аукнуться им в будущем. Ей следовало быть осторожней, предусмотрительней,­ не вызывать Победителя на новый конфликт. Сделать это было очень просто. Все что было нужно - молчать. Прикусить язык и ничего о себе не рассказывать. Отныне бального "все хорошо" должно быть достаточно. Один ответ. Всегда. Несмотря ни на что. Только так она сумеет сдержать растущее в звере желание ответить по-своему. Других вариантов у нее никогда не было и уже не будет.

___________
четверг, 6 апреля 2017 г.
История № 31 Flaming Rain 14:11:45

Она пришла в самый разгар осени во время листопада. Плавно кружащиеся в воздухе листья нагло подхватывал и уносил куда-то северный ветер: наигравшись, он бросал их на землю, где они догнивали смешиваясь с грязью, которая с приходом матушки зимы должна была непременно замерзнуть покрывшись снегом и льдом. Она идеально вписывалась в эту яркую красочную, но все-таки немного печальную панораму. Серо-рыжая шерсть искрилась под редкими солнечными лучами, создавая иллюзию золотистого ореола вокруг небольшого пушистого создания, мягко ступавшего по хрустящему лесному ковру. Уголек мокрого носа беспрестанно подрагивал, треугольники ушей ловили звуки окружающей его природы - зверь был насторожен, но не спешил. У него не было имени, никто его раньше не знал, и тем не менее, маленький луговой волк, он же койот, спустя столько времени, наконец, вышел из тумана, в котором прятался последние несколько лет.

Нельзя с убеждением утверждать, что она всегда была незаметной: серо-рыжий силуэт бывало мелькал в голых, утративших свои уборы, кустах, но замечали её лишь избранные, а заметив, могли лишь предполагать о её сущности. Долгое время девушка, коей принадлежал этот лес, не заостряла на скрытной обитательнице своего внимания, слепо подкармливая призраков самообмана, что долгое время, казалось, охраняли её от бед, но однажды, когда туман рассеялся, не получив от призраков необходимой поддержки, она внезапно осталась в одиночестве, начав саморазрушаться изнутри. Тогда-то маленький койот оставил место, в котором терпеливо ждал назначенного часа. Он вышел к ней, показавшись таким, какой есть: слипшаяся шерсть от дождя и грязи, потускневший ореол вокруг, тяжёлый хвост, волочащийся якорем сзади, и только взгляд решительный и ясный, каким однажды она его запомнила, когда увидев, прогнала, забыв.

Луговая волчица не могла уйти - они всегда были крепко связаны, причиняя друг другу боль. Пережив предательство человека отрекшегося от ответственности за саму себя, самка койота стала диким независимым зверем, которого осень нарекла Стражем Заката - символом конца старого и начала всего нового. Девушка приняла её такой, пусть она изменилась, почти утратив внутренний свет, стала недоверчивой и угрюмой. У них не осталось выбора, к тому времени сердцами овладело отчаяние и лишь сплоченность могла от неё спасти. Они приняли друг друга, зализав старые раны, восстав из собственного пепла дали клятву не передавать себя, однако в левом глазе серо-рыжего зверя отныне всегда будет гореть холодный голубой огонь, создающий резкий контраст с янтарным правым оком. И каждый раз глядя в его глаза человек будет помнить о своих ошибках.
понедельник, 3 апреля 2017 г.
Flaming Rain 19:14:15
Запись только для друзей.
вторник, 21 марта 2017 г.
Между Льдом и Пламенем Flaming Rain 15:47:30

___________

Отыщи собственный Свет.

___________
понедельник, 20 марта 2017 г.
История №29 Flaming Rain 13:43:55

Рыжеволосая обнаженная девушка стояла в полумраке поляны Вечной Осени, куда сквозь частые ветви деревьев почти не пробивались лучи восходящего над лесом солнца, внимательно разглядывая призрачный в сумрачном тумане силуэт зверя, янтарные глаза которого опасно сверкали из серой пелены. Приглядевшись лучше, она заметила в их глубине редкие бледно-голубые искры, один вид которых вызвал по телу непроизвольную дрожь. Поежившись, рыжеволосая гостья леса моргнула, не отводя взгляда от хищных глаз.

Они смотрели друг на друга уже какое-то время, с тех пор, как поддавшись порыву, Амая вышла на поляну, тихонько хрустя ковром из сухих листьев под босыми ногами. Рыжий представитель волчьего рода вышел ей навстречу, оставив уютное место в корнях старого дуба: даже если все это время он спал, койот выглядел привычно собранным и осторожным, правда, твердость и уверенность его взгляда говорила сама за себя.

Время шло, и притихшая было после вторжения на свою территорию мать-природа, привыкнув, снова ожила, позволив закипеть затаившейся на время жизни: шубки мелких пушных зверьков то и дело мелькали в кустах, сохранивших часть своего убора. Пронырливые белки ловко взбирались по стволам деревьев, хватаясь острыми коготками за твердую кору, перепрыгивая с ветки на ветку подобно маленьким акробатам; воздух вокруг наполнился птичьими трелями и различными шорохами, но ни зверь, ни человек всего этого не слышали, оставаясь на месте, будто загипнотизированные­ встречей.

- Ты жалеешь, дитя? – раздался, наконец, в голове Амаи знакомый голос луговой волчицы. Ей уже приходилось его слышать, но она все равно вздрогнула, «проснувшись».

- О чем? – ее негромкий вопрос показался таким чужеродным и громким в лесной обители, что девушка поспешила сомкнуть губы, обращаясь к собеседнице на доступном им уровне духовной связи. – Я пришла, потому что знаю, что тебе есть, что мне сказать.

- Если ты знаешь об этом, уверена, тебе известен ответ на твой вопрос. Ты утратила в себе иллюзию силы, за которою так долго и отчаянно цеплялась. Каково это – осознать, что созданный тобой когда-то образ бесстрашного хищника, воина, умевшего постоять за себя, не более чем выдумка, которой все это время ты себя так настойчиво успокаивала? Действительность беспощадна, бесконечно игнорировать ее у тебя никогда бы не вышло, - сделав шаг вперед, койот поймал на своей шкуре солнечный лучик. Озолотив густую шерсть, он «зайчиком» скользнул выше по узкой морде, заставив янтарь в глазах расплавиться жидким золотом, окончательно поглотившим голубые льдинки.

- Скажи, осенняя девочка, своим образам в голове ты давала множества имен. Известно ли тебе что лишь некоторые из них были единственно верными? Один раз испугавшись сильного имени, пробудив им свой гнев, наделив его отдельным обликом, ты отреклась от всего, что вас связывало. Ты не обретешь гармонии внутри себя, пока не изменишь это, - ощерившись в оскале-усмешке, рыжая луговая волчица по-кошачьи прищурила горевшие злым торжеством глаза.

Девушка, словно замерзнув, невольно обхватила плечо одной рукой, медленно отступив от опасного зверя. Ей не нравилось, что она слышала, но кто бы что ни думал, от себя не убежишь. Амая слишком долго игнорировала этот голос, чтобы поддавшись эмоциям сбежать сейчас, когда добровольно вошла в окутанный туманом лес, явившись на поляну по собственному желанию. Да и сколько можно бегать?! Рано или поздно любой устанет.

- Утратив в себе волка, ты могла придумать новый образ, за который можно было держаться, тем не менее, лисицей тебе не быть. Весь твой внутренний мир восстает против, поэтому из всех вариантов, что крутились у тебя в голове продолжительное время, ты выбрала облик того, кто оказался тебе ближе. И знаешь что? Отныне мы признаем свои страхи, а не отрицаем их как когда-то. Тебе не нужно быть сильной как ты себя все время убеждала. У тебя есть страх. Ты боишься собственного гнева, подавляя его каждый раз, когда ему случится вспыхнуть. Прикрываешься безразличием и прячешься за ледяной стеной отчуждения. Помнишь Пепел? Ты привыкла полагаться на нее в такие моменты. Ее влияние все еще не отпускает, и я даже не уверена, что отпустит в скором времени. Правда в том, что мы с тобой не справимся со всем собственными силами. Пепел была рождена из твоего одиночества, им она долгие годы питалась, но теперь ты не одинока. Тебе это известно лучше всех, и именно поэтому в своей слабости так сложно признаться.

В карих глазах блеснули непрошенные слезы. Одна слезинка, сорвавшись, потекла по щеке. Заметив, хищница прижала уши к голове, безжалостно продолжив:

- Ты разозлишься, если об этом скажет кто-то другой, поэтому сейчас слушаешь свой внутренний голос. Вспомни, Пепел и Буря всегда были самыми сильными. Идя на поводу своих эмоций, ты металась между Льдом и Пламенем, пока в какой-то момент не решила, что разумности и радости тоже стоит дать зеленый свет. И все же, два призрака доминируют в тебе даже сейчас. Одного ты запираешь в клетку, другого всячески поощряешь, хватаясь за него в отчаянии. Понимаешь к чему мы вернулись? – золотисто-медовый взгляд самки, казалось пронизывал насквозь, патокой обволакивая саму душу.

- Ты позволяешь своим эмоциям жрать тебя изнутри, не давая им выхода. Кажется, мы уже не раз проходили этот этап. Сейчас не так все плохо, разумеется, но тем не менее. Так сильно изменившись за год, от всех своих старых привычек избавиться не просто. Твоя защитная реакция всегда будет идти главным образом от Пепел, ты поймешь, если она начнет преобладать; Ночная всегда будет ненавязчиво направлять, исполняя роль интуитивного наставника; а Солнечная навсегда останется твоим светом, который согреет близких. Ты им доверяешь, так возьми уже шествие над тем последним осколком, которого боишься. Обуздай свой гнев, научись управлять им так, чтобы он не рвал душу. Вспомни. Снежный Шторм и Песнь Войны уже признали тебя, и это случилось, когда ты назвала свое внутреннее «я» тем сильным именем, которого потом испугалась. Прими уже это Пламя. Сколько можно бегать?

В какой-то момент, рыжеволосой показалось, что голос койота утратив воодушевление, стал каким-то безнадежно усталым. Сейчас, когда иллюзорный образ сильного и большого волка рассеялся, маленький рыжий зверек показался ей изможденным. Приблизившись, ругая себя последними словами, Амая ласково прикоснулась к жесткой шерсти, зарывшись в нее пальцами, осторожно обняв прикрывшего глаза койота за шею.

- Я знаю, что со мной сложно, Пламенный Дождь. Потерпи немного, я постараюсь встретить опасность лицом к лицу.

- Ты больше не тот зверь, которым всегда себя считала, твоих сил не хватит справиться со всеми невзгодами. Не бойся просить помощи у тех, кому доверяешь. Используй смекалку и будь сильной духом, этого будет достаточно. Приспосабливайся, но не прогибайся. Научись жить, не конфликтуя с миром, но в то же время не изменяй себе. Ты забываешь, человек – не зверь, тебе не отринуть эмоции, хотя видят Боги-Создатели, жить, следуя зову инстинктов намного проще.

Мягко отстранившись, рыжая самка дождалась, когда человек разожмет руки, чтобы отбежав по хрустящему лиственному ковру в сторону своего дерева, обернуться, ободряюще качнув пушистым хвостом.

- Не спеши и позволь времени расставить все по местам. Позволь себе быть ручной, но не теряй тяги к свободе. Береги что имеешь, не отпускай и борись до конца. И главное, не переоценивай собственные силы и знания. Прислушивайся и к тому, что тебе говорят. Никто не заставляет делать, но ты хотя бы слушай. От тебя не убудет, поэтому умерь гордыню и гони прочь апатию. Если вдруг захочется поговорить, загляни в себя, но не забывай, что кроме этого места, тебе есть куда пойти и с кем поделиться. До встречи, осенняя девочка. Это не последний наш «монолог».
воскресенье, 19 марта 2017 г.
Со смыслом Flaming Rain 12:38:53

___________

Подарит ли он счастье - твой путь?
Узнаешь только Ты.
___________
четверг, 16 марта 2017 г.
Просто сделай! Flaming Rain 15:25:31

Не важно, что ты понятия не имеешь хочешь этого или нет.
Не важно, что не понимаешь что тебе нужно от жизни.
Ты ничего не потеряешь, если ткнешь пальцем в небо.
Полученные знания, быть может, подвернется случай применить.
Поэтому не сиди на жопе ровно.
Просто сделай!
понедельник, 13 марта 2017 г.
Взгляни в лицо своим страхам Flaming Rain 14:53:59

___________

Ты боишься. Я не отрицаю. Тебя злит эта ситуация, хоть ты и зареклась позволять людям причинять тебе такую сильную боль. Но признай, ты смертельно боишься, что история повторится, поэтому каждый вечер как мантру про себя повторяешь: "Я за нее в ответе, ее у меня не отберут." Этот страх злит тебя сильнее, чем сама возможность потерять дорогого друга. Раньше ты и подумать не могла, что такое возможно. Теперь знаешь. Поэтому скалишь клыки и остервенело защищаешь свое от посягательства чужаков. Ты боишься напасть, боишься укусить. Поэтому прижимаешь хвост и уши. Такими темпами ты сама себя загонишь в угол. Когда отступать будет некуда, ты нападешь. И это тебя не обрадует. Верни себе утрачнную уверенность. Никто не отнимет у тебя то, что ты не захочешь отдать. Помни и борись до конца!
___________
среда, 1 марта 2017 г.
Есть над чем подумать... Flaming Rain 20:39:40

___________

Попробуй доказать хотя бы себе.
Не жди пока тебя снова возьмут под опеку.
___________
вторник, 28 февраля 2017 г.
История №28 Flaming Rain 10:07:57

Она вышла из кустов неслышно и осторожно, как будто опасаясь, что ее прогонят, если заметят. Похвальная настороженность, но в этом случае таковая была излишня. Самое интересное, они обе это знали. Тем не менее, для девушки и зверя подобное поведение в последнее время стало чем-то отдаленно напоминающим игру: человек и Страж словно бы до конца не доверяли друг другу, хотя на деле все их разногласия прекратились уже очень давно.

Когда рыжеволосая обернулась, то обнаружила примерно в метре от себя небольшого рыжевато-бурого койота, взиравшего на нее снизу вверх насмешливыми бледно-желтыми глазами в глубине которых можно было заметить мерцающие серебряные и золотые искры – верный признак того, что зверь стабилен, а его поведение может измениться в любую сторону в зависимости от ситуации.

Разглядывая новый очередной облик Стража, Амая про себя отметила его внешнюю расслабленность: он не ждал нападения, однако всегда к нему был готов – уж она-то об этом знала лучше всех. Уловив нить ее мимолетных размышлений, луговая волчица лениво поскребла задней лапой широкое ухо, встряхнувшись и снова замерев в ожидании. Ее цель встречи с девушкой как всегда была не ясна, Амая подозревала, что койоту есть что сказать, но по всей видимости, шанс начать диалог, который в любой момент мог стать для обоих неприятным представлялся именно ей.

- Как всегда осторожничаешь, Солнечная, или ты пришла меня ругать и не настроена быть лапушкой?

Фыркнув, хищница чуть вздернула верхнюю губу. Больше для порядка, чем для серьезного предупреждения не шутить.

- Ты я вижу совсем расслабилась. Столько мелких тревог вокруг, но тебя они не беспокоят так сильно. Твердо решила не греть голову по пустякам?

- Я хочу банально радоваться жизни. Зима прошла, пора выползать из своей раковины, к тому же она уже не так прочна как раньше. Я не могу больше в ней скрываться, да и не хочу, сказать по правде.

- Наконец, встала на путь истинный?

- Кто знает. Ты пришла лишь наводящие вопросы задавать? Уже который день во снах меня караулишь, а все молчишь, - приблизившись, рыжеволосая присела на корточки напротив черного носа, не пытаясь прикоснуться к его пушистой обладательнице. Луговая волчица чуть отклонила уши назад, но с места не сдвинулась.

- Ты почти не противостоишь себе, стоит отметить. Противоречишь – да, но принимаешь себя, что бы дурачась, ни говорила. Сравни ту, что была полгода назад, с той, которую ты каждый день видишь в зеркале. Эти перемены замечаешь не ты одна. Они уже сотворили из тебя совершенно другого человека. И все-таки, стержень остался прежним. Я тебе уже говорила. Ты многолика. Меняешь образы, придерживаясь собственных внутренних предпочтений, но кое-что не изменится уже никогда: Осень всегда будет жить в твоем сердце, а ее вечный спутник – Страж Заката, как его ни назови. Это одно многоликое существо, но ты его всегда узнаешь, а он будет приходить и сопровождать тебя в пути, потому что ты его приняла.

- Тебе же, Солнечный Дождь, кажется, нравится новый образ, - задумчиво ответила Амая, переваривая услышанный монолог.

- Тебе нужна была сила волка, чтобы противостоять тому, что тебя так пугало. Теперь этого нет. Да и давай начистоту, ты всегда была слишком нерешительна и осторожна для истинного зверя.

- Да я и не жалуюсь. Просто как бы сказать, тебе даже больше идет. Выше головы не прыгнешь все же…

Снова фыркнув, маленькая рыжевато-бурая самка поднялась на все четыре лапы, наблюдая как девушка аналогично выпрямляется на затекших от долгого сидения на корточках ногах.

- Ты на верном пути, дитя Осени. Не останавливайся. Иди вперед, глядя в будущее, - ритуально напутствовав свою упрямую, но наконец, предельно честную к своему «я» подопечную, Солнечный Дождь, взявшая на себя должность Стража Заката, легонько подтолкнула Амаю лбом в противоположную от леса сторону. Для нее как человека было открыто множество дорог, которые в свое время потребую сделать выбор в пользу определенного решения. Койот не волновалась об этом. Она знала, что в будущем ей уготована роль стороннего наблюдателя. Нет, луговая волчица не собиралась уходить, канув в забытье, тем не менее, у нее оставалось немного причин, чтобы вмешиваться и наставлять девушку в ее жизненном пути.

Впрочем, пока Амая с ней не попрощается, Страж Заката будет выполнять свою роль «вправителя» мозгов столько, сколько это будет необходимо.
четверг, 16 февраля 2017 г.
Путем долгих размышлений... Flaming Rain 11:03:05

___________

Один есть всё, и всё - едино.
___________
вторник, 14 февраля 2017 г.
Мысли голове покоя не дают. Flaming Rain 11:06:35

Волк, лисица, койот...

Не все ли равно?

Ведь все это лишь игра богатого воображения.
Не хочу больше об этом думать.
понедельник, 13 февраля 2017 г.
Мой путь Flaming Rain 03:55:41

___________

Пусть Солнце пляшет в доме пса, Луна приходит к дому волка...
___________

Волка ли?

___________

Слушай сердце ты, все тогда поймешь...
___________


­­
среда, 8 февраля 2017 г.
Сюрпризы внутри Flaming Rain 19:25:40
___________

- Ты не отрицаешь.
- Я та, кто я есть.
- С кем поведешься, дитя Осени. Тебе не избежать того, что уже повлияло на твой внутренний мир.
- Поэтому я приму все. Не отвергну.
- А как же наш путь?
- Он не был напрасным. Мы продолжим идти по нему вместе. Для нас ничего не изменится.
- Твой настрой. Пронеси его сквозь время. Сохрани все, чем так сильно дорожишь.
- Не волнуйся, больше я себя не потеряю.
___________
понедельник, 6 февраля 2017 г.
No comment Flaming Rain 18:10:58

Just Dance
пятница, 3 февраля 2017 г.
Умиротворение Flaming Rain 15:22:53

___________

Все хорошо.
Теперь уже точно.
___________

Сегодня дурных снов не будет, дитя.
Доверься и спи спокойно.
Принятое решение Flaming Rain 04:16:58

___________

Я просто спущу все на самотек.
Будь что будет.
___________
 


Недописанная ИсторияПерейти на страницу: 1 | 2 | 3 | 4 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
пройди тесты:
7
способы взлома!
Дневник
читай в дневниках:
[...Предисловие...]

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх